Наконец-то мы прощаемся с Чили. Не то, чтобы в этой стране не было ничего интересного, просто, наверное, так совпало и наши впечатления об увиденном здесь, скорее ровные.

Итак, мы снова пресекаем Чилийскую границу, надеемся в этот раз окончательно.

Проехав пару километров по грунтовой дороге, мы обнаруживаем, что дальше в Боливию дорога еще более грунтовая.

Странно звучит, сложно объяснить, но дорога на Боливию как бы заброшена, что ли. Мы ползли среди гор, медленно поднимаясь с 2500 м над ур. моря все выше и выше. И наконец, когда отметка на альтиметре (прибор для измерения высоты) пересекла 4700 метров над уровнем моря, мы домчали до Боливийской границы.

Это небольшое, кажущееся совершенно забытым здание и есть пограничный пункт.

Заметно, что посетители здесь явление крайне редкое. Престарелый мужичок, который спустя 10 мин пришел на наши крики в кабинет, посмотрел в паспорта, поставил печать и с деловым видом исчез еще минут на 15. А нас отправил ждать к шлагбауму.

Не дождавшись, Паша пошел за ним, потому что совершенно непонятно зачем на пустынной границе, где туристов не было минимум неделю, ждать 15 мин?! Мужчина с видом полной загруженности, словно он выделил ровно минутку, чтобы открыть нам шлагбаум, подошел и стал, что-то деловито спрашивать. И при этом, не понимая ни слова из того, что он говорит, мы отчетливо увидели во взгляде и во всем его поведении, что ему нужно дать денег.

Но так же как этот псевдо-деловой мужичок смог напустить на себя вид полной занятости, мы надели маски совершенной наивности и непонимания и тыкая пальцами в шлагбаум продолжали повторять: "Nesesito andar, no comprente..." ( исп. "Нужно ехать, не понимать...")

Спустя несколько минут к пограничнику подошел еще один мужичок. Но этот уже совершенно не скрывал своего томного взгляда и ленивой походки. И по всему его виду было понятно, что занятости,  какую изображает приятель, в этом месте просто быть не может.

Они стали переговариваться между собой и тут необходимость платить стала уж очень явной. Даже без знания языка их пренебрежительный разговор можно было понять:

- Ну, шо?

- Та пытаюсь им сказать, шоб уплатили, а они как утки безмозглые кивают и крыльями машут в сторону шлахбаума.

- Та ладно, хрен с ними, отпускай, пусть едут, пошли, доиграем дурака.

И очень нехотя, понимая, что следующие туристы тут будут еще не скоро, мужик поплелся открывать шлагбаум.

Мы же довольные, что сэкономили, едем дальше. На границе сказали, что таможенный пункт, где можно зарегистрировать машину находится в 80 км от границы.

Нас это удивило, но больше нас удивило то, что здесь заброшенная грунтовая дорога закончилась, да и вообще дороги закончились.

GPS о Боливии ничего не знает, и спасаемся мы бесплатными картами, загружёнными на телефон. Спросив у пограничника, нашли на карте место, где эта таможня находится и, зная направление, ехали, выбирая себе дорогу сами.

Странно, ехать, когда нет ни знаков, ни дорог, а грубо говоря, по компасу. Судя по следам шин, разбросанным то там, то тут мы выбрали правильную тактику.

А вместе с тем отметка на альтиметре медленно приближается к 5000 м над ур. моря.

Начала побаливать голова и во всем теле появилась слабость. До таможни, которая расположилась на высоте 5070 м, мы добрались уже с ощутимой головной болью и тошнотой.

Слава богу, там все прошло быстро, и шлагбаумов не было. Так что мы быстренько умотали оттуда. А по дороге увидели футбольное поле, где, наверное, местные мячик гоняют.

Нас это повергло в шок, потому что даже поворот головы вызывает здесь пульсирующую боль и задышку так что даже рассматривать окрестности не очень хочется.

А, кстати, оказалось, что вся эта территория заповедник и въезд на нее стоит 50$.

У нас же наличных практически не было. Около 80$ в местных Боливарах, и большую половину из них, пришлось отдать. Так что мы въехали в страну с внушительной суммой - приблизительно 30$. Судя по тому, что вокруг пустыня и не встретился ни один человек, на протяжении трех часов езды надеемся, деньги нам понадобятся не скоро. Вода есть, немного харчей, так что до ближайшего города дотянем.

Итак, Боливия. Не смотря на то, что приключение на границе положило начало не лучшим образом, природа в этих краях поразительная, особенная.

Например, озеро, вода в котором матовая, как муранское стекло. Это лагуна Верде, что означает "зеленая". Поверхность ее гладкая, кажется можно по ней пройтись.

А эта лагуна называется Колорада. В переводе с испанского "окрашенная", "цветная". И правда вода в ней такого цвета, словно кто-то пролил литры красной краски в озеро.

А на самом деле, здесь очень высокое содержание микроорганизмов, который имеет такой красный цвет.

И его просто обожают фламинго, судя по тому, что их здесь тысячи.

Когда смотришь вдаль впечатление такое, что поверхность воды как бы волнистая, но присмотревшись понимаешь, что это все фламинго, обосновавшиеся в озере и теперь не нуждавшиеся в поисках пищи.

Для нас это настоящий подарок, так как выглядит эта красная лагуна с розовыми фламинго в ней просто потрясающе.

Или поверхность пустынных горных вершин. Здесь только холмы и небо. И во всем этом такой простор, свобода и натуральная природная прелесть.

Кстати сказать, мы же находимся на самой верхушке мира. Боливия страна, которая расположилась на высоте от 4 до 6 тыс. м над ур. моря, аналогов ей нет. У нас говорят, что Грузины - горный народ, но до гор Боливии, грузинам далековато, точнее высоковато. Здесь кажется иногда, что небеса близко-близко и они особенно голубые.

Как мы уже успели ощутить на себе, такая высота с непривычки сказывается на самочувствии, голова раскалывается от боли, в теле слабость и задышка, называют эти симптомы горной болезнью или попросту горняшкой. Через время у нас боль прошла, но слабость, отдышка и быстрая утомляемость еще преследовала на протяжении всего пребывания в стране и даже дольше. Мы не раз замечали, что съешь, например яблоко и запыхался да устал, словно мешки таскал. А если нужно быстро пройтись или не дай бог пробежаться, то отдышка сильнейшая, голова пульсирует и телом овладевает усталость. Так что отложим занятия спортом до лучших времен.

Боливийцы постоянно жуют листья коки, чтобы устранить эти неприятные симптомы. Они изготавливают еще и конфеты из этого растения, которое нагоняет страх на весь мир. Ведь из коки делают один из самых распространенных наркотиков в мире - кокаин. А здесь листья коки настолько привычная штука, что когда американцы настаивали на том, чтобы прекратить выращивание этого растения, президент Боливии Эво Моралес, сказал:  "Этот листочек сформировал меня как личность, как политика, а теперь вот и как президента. Поэтому я не могу предать его, согласившись на требования американцев об уничтожении посевов, не могу предать миллионы наших крестьян, для которых лист коки священен и не имеет ничего общего с наркотиками". За что и приобрел народную любовь. Так, сейчас в связи с производством напитков из коки и коксового мыла плантации растения в Боливии увеличились втрое. Если честно нам не очень верится, что только ли для этих целей увеличили плантации, но коки, которая бы спасла от такого перепада давления, нам не хватает очень.

Итак, наша первая остановка город Уюни и одноименный солончак (соляное озеро), между прочим, самый большой в мире. На карте мы поставили метку и снова по компасу, выбрав направление, движемся в нужную сторону.

Проехали термальные источники, в которых как ленивые бегемоты кисли, судя по виду американские туристы.

Они прилетают сюда, нанимают Джип подобный нашему, с водителем и кухаркой и путешествуют так по интересным местам страны!

Это очень популярный здесь вид туризма. Он удобен тем, что ты берешь с собой только личные вещи, а ночлегом и питанием занимаются специальные люди. Тебе остается только широко открыть глаза для того, чтобы увидеть больше, да рот, чтобы в него класть еду.

В эту горячую лужу залезть мы так и не решились, попросили хлеба у одного водителя туристического джипа, расспросили его о дорогах и двинулись дальше в путь.

Потом мы таки набрели наподобие грунтовки, но это была наша ошибка. Вечерело и не ухоженная размытая дождями дорога с крупными валунами, часто проходящая у самого обрыва пощекотала наши нервишки. И наш путь, по времени, умножался раза в три. 20 км на тяжелом неповоротливом Капченом мы преодолевали за час, а ехать нужно было киллометров 60. Хотя конечно мы повстречали несколько красивейших мест по пути, полюбовались на забавных гуанак, которые то и дело перебегают дорогу, но в целом очень измотались.

В ближайшем городке из шести домов мы нашли Хостел, отдали за него все наши оставшиеся наличные, так как естественно карточки в этой глуши не принимают. И увалились спать со страшной головной болью усиленной, видимо, напряжением сопровождающимся всю не легкую дорогу сюда.

Утром, проснулись с рассветом, благодаря местным жителям, которые подняли жуткий шум, и спать было невозможно. Да еще вдобавок выйдя к машине, мы обнаружили, что кто-то спер наши задние дворники.

И не смотря на заботу вора, который не позарился на что-нибудь более важное и дорогое, например доп свет IPF, а спер, как будто заведомо то, что для нас несло чисто эстетический смысл - сзади стекла заклеены наклейками и мыть их не нужно, все равно неприятно, когда забирают твое без просу.

С чувством ноющего недовольства: выспаться не удалось, поесть тоже, дворников нет, мы выдвигаемся дальше. Хотя встречающиеся пейзажи, радуют наш глаз. Что в этой стране точно есть так это удивительная природа.

Вскоре Капченый под чутким руководством Паши, привозит нас в Уюни.

Первое, что бросается в глаза - это женщины одетые в одежды кажется позапрошлой эпохи.

Бархатные юбки, вязаные кофточки, котелки или соломенные шляпки. Можно подумать, что в городе маскарад, но женщины так естественно держаться, что не остается никаких сомнений - это их повседневная одежда.

Изучая информацию о Боливии, мы узнали, что европейский атрибут такого наряда - котелок, был завезен то ли итальянскими мастерами, которым не хотелось возвращаться с нераспроданным товаром домой. Они навязывали эти шляпы местным женщинам, убеждая, что все европейские модницы так ходят. То ли французы построили здесь завод по производству этих шляп, но не успели их продать до того как котелки вышли из моды. Как бы все не начиналось, эти головные уборы плотно укоренились в боливийской повседневности.

Вообще этот их наряд выглядят на наш вкус слегка нелепо. Коротенькая юбочка, открывающая ноги пожилой женщины и котелок, кажущийся слишком тяжелым и грубым в сочетании с вязанной узорной кофточкой и невысоким ростом его обладательницы. Но такая приверженность традициям вызывает восхищение. Это как остаться при своем мнении даже тогда когда все вокруг его поменяли. Весь мир старается носить то, что модно, а они то, что им нравится и то к чему привыкли. Так что боливийские женщины вызвали у нас уважение и вместе с тем немного напугали.

Потому как все отчеты путешественников пестрят предостережениями о том, что местные женщины страшно не любят когда их фотографируют. Могут бросать камни, плеваться или даже проклинать. Поэтому фотографировали мы их осторожно и исключительно из окна автомобиля.

В центре города раскинулся огромный рынок, где можно приобрести все начиная от одежды, заканчивая экзотическими для нас фруктами.

Мы же оставляем Капчи на стоянке и идем искать Хостел. Важное для нас условие проживания - наличие интернета. Но в Уюни Хостел с интернетом это даже не редкость. Он на весь город один. Шикарный Хостел за 60$ в сутки и интернет только в фойе.

Ну, пусть так, все же лучше, чем сидеть в интернет клубе.

С жильем разобрались, идем искать место, где бы нам пообедать. Есть здесь одна улочка, где полно разных ресторанчиков, заходим в первый попавшийся, заказываем еду и нам приносят громадные порции. Заказав мясо, автоматически получаешь и рис и картошку и салат и все это в таких размерах, что двумя порциями вполне могли бы наесться четверо.  Кстати здесь очень популярно мясо ламы. Мы не удержались и попробовали эту жесткую отбивную, издающую резкий аромат козлятины. Если бы не знали, что это лама подумали бы что это задница слона. Так что ламу с тех пор мы не ели.

Внимание наше привлекает огромное количество израильтян и японцев. Прямо создается впечатление, что они получают бесплатные путевки в Боливию за хорошее обучение в Колледже. В основном туристы очень молодые ребята и часто большие компании от 6 человек. Или не очень большие. Но очень уставшие.

Интересно, что их здесь привлекает? Природа? Дешевизна? И правда в Боливии цены почти равны ценам в Украине, а как мы поняли уже по сравнению с другими странами это очень дешево. 1$  равен 7 боливарам. Так что в нашем рейтинге самых дешевых стран мира Боливия занимает второе место, а непоколебимое первенство пока остается за Украиной.

Покушав, идем в наши шикарные апартаменты. И, правда, по сравнению с Чили, где мало-мальски приличный номер стоил 60$, здесь за эти деньги мы живем в лучшем хостеле города! Это еще и потому что на носу 8 марта, и такой Паша сделал Вере приятный подарок.

Так что Вера могла пару этих дней спокойно писать отчет и по вечерам принимать обожаемую горячую ванну, а Паша тем временем занялся поиском мастеров, способных поменять сальник задней полуоси, который стал сильнее пропускать масло.

Боливия удивительная страна еще и из-за своих жителей. Если характеризовать общую массу населения, то это очень хмурые, подозрительные, нелюдимые, кажущиеся забитыми люди, которые стараются выудить как можно больше денег, а делать при этом минимум. Когда Паша нашел мастеров и добивался от них выполнения необходимой ему работы, люди вели себя очень неприятно. Например, за смену сальника механик попросил 1000$!

А когда понял, что из Паши таких денег не выудить согласился на 250 боливаров (35$), но Паша не согласился и заплатил только 100 (14$). Механик стал предлагать каталог с номерами всех запчастей на нашу машину, так как дальше без этого каталога ехать нельзя и стоит он недорого. Конечно вещь в кругосветке крайне незаменимая, но мы, спасибо, отказались.

А иногда, они просто включали "игнор".

Приходит Паша на станцию, видит, как два механика что-то ремонтируют. Он подходит ближе и говорит:

-"Добрый день"

Молчание и ни один даже голову не поднимает.

-"Добрый день", - повторяет Паша, еще надеясь, что увлеченные работяги его просто не услышали.

Но и в этот раз механики не удосуживают Пашу даже минимальным вниманием.

Удивленный и начинающий сердится Паша, стучит одного по плечу и показывая деталь, которую нужно установить говорит: "Эй, мне нужно установить эту деталь!"

Механик же, плечо которого было задето, поднимает глаза, машет рукой, как бы показывая: не мешай, я занят, продолжает на корточках колупаться в какой-то железяке. Тут Паша уже переходит на русский мат, и рассказывает этим двоим кто они, откуда и чтобы он с ними за это сделал. Но так и продолжая наблюдать только затылки, уходит. Одним словом сервис отсутствует.

И это видно везде: в отеле, горничные ходят в растянутых спортивных костюмах, жуя жвачку и никогда не здороваясь. Причем даже когда ты с ними громко здороваешься. Они проходят с гордым видом хозяек жизни и даже не смотрят в твою сторону.

Или в кафе к тебе может подойти официантка принимать заказ, жуя крекер. А в одном кафе официант был и поваром. Ну что я вам рассказываю, у нас такое можно встретить в маленьком городке, что и правда до боли напоминает "Рiдну неньку".

А как вам то, что для резидентов страны, номера на машине у которых боливийские, Дизель стоит 3,7 боливаров, а для туристов с иностранными номерами - 9,75! Конечно, пару раз нам удалось снизить цену до 6-7 боливаров, но это все равно не 3,7. Казалось бы, наоборот нужно, привлекать туристов, а тут нас как будто отпугивают.

Но есть одна особенность, которая нас по-настоящему удивила. Выходим мы как-то вечером купить что-нибудь пожевать под фильм. Подходим к ларьку, выбираем все что приглянулось, и как обычно спрашиваем: "Сколько с нас?" И тут пожилая продавщица начинает считать до 17 на пальцах!

Сначала мы подумали, что это случайность и эта женщина просто устала или еще там что-то приключилось. Но когда на следующий день мы пошли в сувенирный магазин и купили открытки и магнитик, снова спросили, сколько с нас, мужчина-продавец ответил: "открытки - 10, а магнитик 8 боливаров", - после чего поднял глаза на друга и спросил, - "А сколько это будет?" При этом 10 по-испански будет diez, 8 - ocho, a 18 - dieciocho. А когда мы пошли на рынок за фруктами увидели, что в уме считают единицы, а остальные в качестве калькулятора используют свои пальцы.

В этом нет ничего зазорного, учитывая, что женщины не сменили стиль одежды за последние 200 лет, видимо, и школы здесь появились совсем недавно. Просто нам казалось, что цивилизация уже бесповоротно настигла всех, а тут такая новость! Это было очень неожиданное и странное открытие. Классики, писавшие о дореволюционных временах, называли это дикостью. И правда этот народ кажется диким, как будто до конца не принимающий развитие цивилизации. Мы не беремся судить хорошо это или плохо, у всякого явления есть свои минусы и плюсы. А вы уж для себя сами решайте, как к этому относиться.

Проведя несколько дней в Уюни, приведя дела и мысли в порядок, и понемногу адаптируясь к высокогорному климату, мы, наконец, выдвигаемся к самой главной достопримечательности этих мест Солончаку Уюни.

По пути заезжаем на кладбище поездов, где эти металлические громилы стоят и ржавеют совершенно никому не нужные. У нас бы такое добро присвоили быстро…

Вокруг города настоящая свалка, по всему периметру валяются кучи мусора, в которых копошатся люди.

А мы едем дальше и по дороге знакомимся с компанией байкеров из США и Канады.

Некоторые из них путешествуют вместе с самого начала,например как эта компания.

А вот эти парни встретились по дороге и решили объединиться, а после встретили еще девушку в Коста Рике и тоже взяли ее с собой.

Такие необычные люди эти байкеры, какие-то более свободные, безбашенные и даже более выносливые, что ли. И в их глазах есть какой-то особый огонек. Мы с удовольствием болтаем с ними, расспрашиваем об их приключениях и делимся своими. После встречаемся еще раз у пятачка, где обедают организованные туристы.

Наши новые мотоциклетные друзья решают покататься на скейте, а мы даем им крепкий удобный тросс, да и сами пробуем прокатиться.

Но наблюдать за покатушками веселее, чем ехать.

Никак не удается выкинуть из головы мысль, что если упадешь и расцарапаешь себе что-нибудь об соляную поверхность, мало не покажется.

Наше внимание привлекает круг, на котором все желающие оставляют свои флаги.

Украинского флага здесь не оказалось. Наша гордость и патриотизм были задеты и мы установили там наш национальный флаг. Нам показалось, что он самый красивый среди всех: яркий, да еще и с нашим логотипом.

Так что гордые собой и довольные тем, что каждый украинец теперь найдет здесь частичку своей родины, а иностранцы, видя флаг будут думать о нашей стране, а кто-то может, узнает о ней впервые.

Иностранцы они такие, как не печально это сознавать.

вот один из самых частых диалогов с иностранцами:

- Вы откуда?

- Из Украины!

- Австралия? (Германия? США?)

- Нет, У-К-Р-А-И-Н-А.

- А Советский союз, Россия?

- Нет, мы уже более 20 лет независимое государство.

- А какой у вас национальный язык? Английский?

- Нет, язык – украинский, но мы говорим по-русски.

- Аааа...

Такое отношение очень задевает. И создается впечатление, что эти люди никогда не смотрели в карту, а слово география им не знакомо. Хотя если в нашем селе кто-нибудь скажет я из Боливии, вряд ли найдется кто-то, кто знает, где это. Люди в любой стране зачастую слишком заняты своими проблемами и не хотят замечать ничего дальше своего носа. "c'est la vie..." (фр. "Такова жизнь"

Любуемся еще несколько минут желто-голубым знаменем,

который, кстати, сразу заинтересовал японских туристов, и они заговорили с нами, что зачастую большая редкость.

И один парень даже произнес несколько слов на русском, что заставило нас долго хохотать. "Пожалуйста" с японским акцентом - звучит очень смешно. Мы заметили, что японцы всегда путешествуют слегка обособлено, так что такая их дружелюбность была неожиданной и приятной.

А в это время Капченый тоже привлек к себе много внимания. И люди стали подходить, задавать кучу вопросов, выказывать свое восхищение и пр. И вообще мы заметили, что в Боливии туристы, какие-то более открытые к диалогу. Наше предположение, что сюда не едут чопорные любители комфорта, а все чаще заядлые любители приключений и те, кто готов рисковать.

Общаемся со всеми, кто хотел и с кем мы хотели и едем исследовать белоснежные просторы солончака. Когда мы отъехали подальше от туристических групп, солончак предстал перед нами во всей своей красе. Абсолютно ровная белая поверхность создает ощущение чистоты и легкости пространства.

Фотографии получаются ну просто нереальные.

Мы очень старались сделать что-нибудь оригинальное, но и без особых стараний, только наличие этого громадного белоснежного пространства помогает создавать прелестные кадры.

Дальше, мы хотели доехать до ближайшего села, но добравшись до воды и достаточно глубокой, ехать передумали, но зато, то что мы увидели здесь не выразить словами.

Когда долго смотришь вдаль, становится непонятно где небо, где земля. То ли облака отражаются в воде, то ли вода в облаках.

И еще большая легкость и чистота.

Так необычно ходить по тонкой поверхности воды, где под ногами не земля или песок, а белая соль. И будто бы ты Иисус, идущий по воде или ангел, парящий в небесах или просто мечтатель...

Это огромное соляное озеро, простирающееся на десятки километров в ширину, а толщина соли порой достигает 8 метров, поражает своей красотой и необычностью.

Это самый удивительный пример простой красоты природы. Обычное небо, обычная вода и обычная соль, а все вместе необычное чудо!

Накатавшись по просторам солончака, мы все-таки выбираем вернуться в город Уюни и не испытывать судьбу. Машина вся покрыта толстой коркой соли, которая за короткое время способна превратить Капченого и без того не нового, в ржавое корыто.

Первым делом заезжаем на мойку, где Паше приходится тыкать пальцем и буквально заставлять мойщиков мыть машину хорошо, а иногда и самому брать швабру в руки.

Потом, не закончив работу мойщики, положив швабры, говорят, что рабочее время вышло, и начинают переодеваться и заниматься своими делами на полном морозе, просто прекратив мыть. И мы берем тряпки в руки и домываем все сами. Нам так даже лучше, мы то моем Капченого с любовью, но сам подход к работе этих людей поражает. Паша без конца твердит, что так и будут жить они в разрухе с таким отношением к работе и клиентам. И правда, въехав в город после, стерильного и белоснежного от соли солончака, город кажется особенно грязным и неуютным.

И только часы - главная достопримечательность города отреставрированы и словно заброшены сюда из Европы по ошибке.

Оставаться здесь нет никакого желания, но уже скоро стемнеет и мы селимся в дешевом хостеле, просто чтобы переночевать неохота переплачивать. Условия не самые лучшие, но когда спишь не видишь, а утром как можно раньше мы выезжаем в следующий город Ла Пас. Ехать долго, дорога сложная своим отсутствием и кажется вечной.

И вот мы мчимся рассекая воздух. Погода прелесная, пейзажи за окном радуют и на душе спокойно и весело. Паша с каждым киллометром все больше входит в азарт: четко объезжая калдобины, ухабы и ямы. Дорога виляет то вправо то влево, то вверх то вниз.  На одном из участков Паша не правильно сопоставил скорость и рельеф дороги. Когда скорость была уже достаточно высокой перед нами оказалась глубокая яма, видимо образовавшаяся в следствие бурного ручья после дождя. И Капченый всем весом сначала уперся в передние колеса, которые мигом отскочили наверх. Задние аммартизаторы сработали отлично и мы как летучий голландец взлетели над этим бренным миром. Правду говорят, что в такие минуты перед глазами человека пролетает вся его жизнь. На видео этот взлет длится не больше 2 секунд. Мы же находясь в салоне нашего автолета парили по ощущениям около минуты. Паша за эти секунды невесомости успел подумать о том, что у нас оторвется или поламается после приземления, как, где и вообще возможно ли будет это починить? Сколько на это уйдет времени и денег? А Вера представила то как мы стоим здесь на пустыре третий день и ждем подмогу. Как нас съедают комары и мухи. Родители и друзья в панике. Воды, еды нет...

Но Капченый не переставал удивлять, мы отделались легким испугом и оторванным расширителем заднего крыла. И наперебой рассказывая о своих ощущениях, радуясь и вспоминая все подробности поехали дальше.

Дальше дорога все усложняется на такой высоте Капченый задыхается, двигателю не хватает кислорода, топливо не успевает сгорать, за нами тянется длинный вонючий шлейф черного дыма и скорость не превышает 30 км/ч. Ехать очень тяжело и изнурительно.

Хоть природные пейзажи все еще не перестают восхищать.

Но вскоре мы выезжаем на асфальт.

Это нас так обрадовало, что мы готовы были целовать это покрытие. А Паша не уставал повторять: "Надо узнать, кто придумал асфальт - это величайший человек современности!" Хоть скорость и не увеличилась на много, но ехать стало гораздо легче. По крайней мере, закончились эти ручьи и калдобины, а еще вездесущая пыль, которая нас так замучила, что пришлось все упаковать в пакеты.

Еще раз убеждаемся, что чем больше трудностей и лишений встречается на нашем пути, тем более простым вещам мы начинаем радоваться. Мы же ездили и ходили по асфальту всю свою жизнь и никогда не придавали ему большого значения, а теперь вот, радуемся как дети, любим его и его создателя всей душой. Удивительная штука - жизнь!

Продвигаясь в сторону Ла Паса, мы видели еще множество удивляющих особенностей этой страны. В селах все дома построены из красной глины, которая составляет основной грунт этих земель.

Похоже, что люди просто выкапывали глину под ногами, делали кирпич и строили себе жилище. Нам мечтающим о своем доме и подбивающим смету на его постройку такое строительство кажется очень привлекательным своей дешевизной.

Люди выращивают много различных культур, которые нам неизвестны.

Постоянно на полях, где есть хоть немного травы множество овец, гуанак и лам.

Встречаются еще ослы, но такие замызганные и несчастные, что смотреть больно. И люди в пригороде похожи на этих ослов, но скорее, не характером, а внешним видом. Заметно, что пашут они тут не покладая рук. А еще высота, которая и так выпивает все соки.

На женщин в сельской местности иногда также больно смотреть. Во-первых, из-за этого традиционного костюма, не поймешь то ли это девушка, то ли бабушка. Часто они грязные, замученные. И не удивительно мы не раз видели, как женщина пасет скот, тащит тяжеленные доски и при этом за спиной у нее всегда яркий мешок, в котором сидит ребенок. И фигура местных женщин коренастая, мужеподобная. Нельзя сказать, что они толстые, нет, они сбитые и крепкие, кажется, что могут выдержать любую нагрузку. Иногда встречаются девушки с очень милым даже красивым лицом, но тело, почти всегда, крепкое, походка твердая и мужская.

Глядя на них, невольно думаешь, что фразу: "Женщины - слабый пол" придумали женщины и внушили ее мужчинам, чтобы оградить себя от такой тяжелой работы. Кстати о мужчинах, они здесь все наоборот какие-то худые и жилистые. Они тоже пашут. Здесь в сельской местности Боливии вообще все пашут. А в городках всегда много стихийных рынков, где продают все, что напахали.

Кажется, что продают все, кто только это все покупает непонятно.

Еще одна особенность боливийских городов это то, как они строят здания. Может стоять дом с оригинальным, стильным, современным фасадом, а остальные стены у него - голый неотесанный кирпич!

Выглядит странно. Чтобы здание выглядело красиво нужно смотреть на него прямо в упор, а как только видишь его под углом мозг взрывается от дизгармонии. Представьте, как будто перед вами стоит красивая стройная девушка в шикарном платье, а только вам удается посмотреть на нее сбоку, вы видите огромный голый зад в прыщах, волосатые ноги и лысину! И если бы вы видели ее такой сразу, то, какое вам дело до ее зада да лысины пусть живет, как хочет. Но вы, то увидели ее красивой и это платье... как будто вас обманули.

Ну да ладно, забивать голову всякой ерундой, мы подъезжаем к Ла Пасу. Движение уже за несколько десятков километров от города очень интенсивное. Мы же конечно для въезда в крупный город выбрали въехать в воскресенье. Когда все возвращаются из пригорода.

Вообще формально Ла Пас не столица Боливии. Столица - Сукре. Но это крупнейший город страны, именно он считается политическим, экономическим и культурным центром, где находится все правительство.

Мы заехали в него когда было уже темно и обомлели. Он расположился в кратере вулкана, который затух миллионы лет назад. Огромный, многоуровневый. Ночью, когда горят все огни зрелище потрясающее. Словно мы попали в огромный муравейник. И даже не понятно, какие дома, что где, просто огромное светящееся пространство каскадов, которое с высоты как на ладони. Словами описать это зрелище крайне сложно. Мы пытались снять видео и сделать фото, но нам не удалось передать всю грандиозность ночного Ла Паса. Это нужно видеть.

С непрерывным потоком машин мы добрались до Хостела и пошли ужинать в ближайшее кафе по рекомендации администратора. И мы удивились, потому что было вкусно. Насыщенные красивым видом и вкусным ужином идем отдыхать. Утром Паша отправился на официальную авто станцию, чтобы доделать то, что не удалось в Уюни и заодно проверить масло да и общее состояние Капченого. И по пути встречает демонстрацию недалеко от нашей гостиницы, которую разгоняла полиция с помощью выстрелов в воздух. Оставив машину на станции и вернувшись в отель, он рассказал об увиденном Вере, и не успел он закончить свой рассказ как в воздухе запахло кислым и глаза наполнились слезами. Слезоточивый газ!

Бегом закрываем окна и ждем, пока утихнет толпа. Спустя час мы вышли на улицу и увидели, что вся "туссовка" переместилась на широкую площадь. Кто-то кричит в рупор, народ толпится вокруг него, а по периметру стоит полиция.

Решаем поскорее смыться отсюда, дабы не попасть под руку полиции и ее газовых гранат. Идем по красивому ухоженному парку.

Вокруг толпы детей возвращающихся со школы и покупающих сладости в многочисленных магазинах десертов.

Какие-то школьники устроили купание в фонтанах.

А вот еще одна демонстрация. Все в национальных костюмах, с плакатами, стучат на барабанах, взрывают петарды.

Дальше еще один митинг: мужчины в шляпах.

А здесь зеваки наблюдают, как отважные туристы спускаются на тросах с многоэтажного здания.

Очень смело! Мы не решились.

Заходим в тайско-японский ресторан, где нас обслуживает официант прекрасно говорящий на английском, и все поведение его было какое-то американизированное. Мы не ошиблись, Чарли, так зовут официанта 15 лет прожил в Нью Йорке и работал там официантом. Вообще сам он испанец, но в детстве его мама приехала сюда, а потом уехала в США и забрала с собой сына, который закончил там школу и пошел работать в ресторанный бизнес. А теперь вот вернулся. И хоть сейчас у него не хватает почти всех зубов, работу он свою выполняет очень профессионально.

Расспрашиваем его о митингах. Он говорит, что эти митингующие достали коренных Ла Пасцев. В разговор включается, и хозяин ресторана и возмущенно рассказывает, что эти люди бастуют постоянно, просят землю. И не смотря на то, что правительство выделяет земли, им мало и они просят еще и еще. А в городе из-за этого балаган, постоянные пробки и волнения.

Узнаем про детей в фонтане, что это за традиция купаться там?

Чарли очень удивляется и говорит, что такой традиции нет. Что-то они сами себе выдумали.

Еда в этом ресторане оказалась тоже вкусной, да еще и приятная беседа с Чарли оставили самые приятные впечатления об этом месте. Мы прощаемся с американизированным испанским боливийцем. Благодарим его за прекрасное обслуживание и держим путь на рынок ведьм, точнее мы уже на нем.

Называется он так потому что здесь можно купить необходимые ингредиенты для заклятия: сушеные ламы или лягушки, всякие корешки и порошки.

Но вместе с тем здесь продается огромное количество сувениров, изделия из шерсти и вообще очень много всего.

Мы не сдерживаемся от покупок и покупаем красивое шерстяное пончо, симпатичные босоножки для Веры, редкий камень и листья коки. Уж очень интересно попробовать, за что так борятся боливийцы во главе с президентом. И хоть признаков горной болезни у нас почти не осталось только быстрая утомляемость, все равно набиваем полный рот листьев и жуем.

Ну, что вам сказать? Жевали траву? Значит, жевали коку.

Горьковатая, с ярким привкусом травы. Пожевав эту зелень минут 15 и почувствовав себя как минимум парнокопытными и уж точно не успокоенными, эту коку мы решили придать асфальту. Вера после этого почувствовала легкое онемение языка, а Паша ничего не почувствовал кроме рвотного рефлекса.

А местные эту коку изо рта не выпускают. Набивают полную щеку как у хомяка и живут так. Зубы и внутренняя часть губ, спустя десяток лет употребления приобретает коричнево-зеленый оттенок. Но их это волнует мало, впрочем, как вылетающие куски коки изо рта при разговоре. Вот такие они - Боливийцы.

Для чувствительных туристов они придумали "Кока-чай".

Бредем по рынку, то и дело приставучие продавщицы безделушек, пытаются навязать нам какую нибудь хрень.

Мы же не ведемся и идем дальше.

Время подходит к 15:00 и нам нужно идти забирать машину со станции. Машина не готова, нужно перевезти ее на другой сервис, где есть все необходимые детали. Перевозим Капчи туда, показываем все, что необходимо сделать, здесь нам обещают исправить все за один день. Довольные удачным днем мы возвращаемся в номер и посвящаем вечер спокойному отдыху.

На следующий день мы снова пошли гулять по городу.

Улицы снова встретили толпами бастующих, школьниками со сладостями в руках и вообще интенсивным движением.

Людей на улицах как мы поняли вообще каждый день много.

Отчего и полиция тоже частое явление.

Часто всттречаютя чистильщики обуви, лица которых скрыты за балаклавой.

Как будто это самая недостойная профессия в мире и эти люди, прокаженные. Здесь тоже повсюду стихийные продавцы фруктов, электроники, напитков и всякой всячины. Не город, а огромный рынок. Но, не смотря на явные отличия, есть в этом городе что-то необъяснимо родное.

Нам здесь так хорошо, спокойно и уютно, словно мы вернулись на несколько дней в Запорожье. Мы много обсуждали это чтобы понять, почему здесь так спокойно и привычно, что не хочется уезжать? Но ответа нет.

Что-то неуловимо близкое и понятное есть в Ла Пасе. Гуляя мы вышли на Плазу де Армас (оружейная площадь, которая, наверное, есть почти в каждом латано-американском городе). Она как всегда окружена красивыми административными зданиями охраняемыми конвоем.

И на ней столько голубей!

Здесь же за 2 боливара можно купить пакетик с молотой кукурузой и прокормить птичек.

И кормить их так здорово. Просыпав, на пол только чуточку зерна вокруг тебя собираются все голуби с площади и образуют плотный круг из своих пернатых тел.

Получается такой голубиный цветок, а ты в центре как пестик. А самые смелые голуби садятся и едят прямо с рук.

Иногда на руках они дерутся за место. А самые-самые смелые усаживаются прямо на голову и смотрят на копошащихся внизу сородичей свысока.

Мы получили огромное удовольствие, общаясь с этими совершенно не экзотическими птицами, которые казалось бы, есть в каждом городе планеты. Веселые как дети, получившие в подарок заветную игрушку, мы идем звонить на сервис, чтобы узнать в каком состоянии машина и можно ли нам ехать. Вместо уличных телефонных аппаратов здесь есть обычные домашние, но на улице. Часто их устанавливают в небольших палатках, где продаются напитки и снеки.

Мы используем эту удобную функцию для звонка на сервис. Но оказалось, что говорить по телефону на испанском языке нам еще рановато. Во-первых, шум улицы отвлекает, а во-вторых, знание языка еще далеко не на том уровне. Одно дело смотреть человеку в глаза, видеть его мимику и заменить неизвестные слова жестами, а другое дело только слышать. Так что мы решаем ехать прямо туда и все увидеть своими глазами.

На станции к нам обращаются очень почтительно: "Сеньор и Сеньора", а вот с рабочими этот менеджер говорил очень грубо. Мы попросили взять вещи из багажника, когда под машиной находился механик. И менеджер обслуживающий нас прорычал на механика: "Уйди, что не видишь сеньору нужно взять вещи из багажника!" И это было сказано таким пренебрежительным тоном, что даже как-то неудобно стало.

Конечно, нам такое безмерное уважение приятно, но в том мире, где мы росли и все были равны, такой контраст сильно резанул слух. А ведь мы же тоже движемся к классовому разделению. Да, неохота быть на месте этого рабочего и чувствовать себя не лучше подзаборного пса, но у нас даже к собакам, кажется, лучше относятся.

Ну, короче, машина не готова, нужно позвонить завтра в 10:00. Ну, ок, уезжать нам все равно не хочется так что мы не расстроились. Возвращаемся в номер, отдыхаем, а вечером идем в итальянский ресторанчик, о котором мы прочли множество положительных отзывов в интернете.

Отзывы вполне оправдались. Очень уютное место с прекрасным ненавязчивым обслуживанием, нежное музыкальное сопровождение и вкуснейшая еда - мы на седьмом небе от счастья провели этот вечер.

А после, вернувшись домой, уснули как довольные младенцы.

Утром звоним на сервис в 10:00 как обещали, но машина снова оказалась не готова, обещают закончить только после обеда. Просим поздний чек-аут в отеле и нам отказывают. Собираем вещи и идем в фойе, торчать в интернете. Вскоре Паша едет на станцию, чтобы поторопить механиков и забрать Капчи сегодня.

Капченый все-таки был нами получен, но почти под вечер. Ехать дальше нет никакого смысла, так что мы продлеваем номер еще на ночь, а утром собравшись пораньше, намылились уезжать. Но, не тут-то было. Сзади нас подпер какой-то перуанский мудак. А сам ушел,  на неопределенный срок, не оставив ключи.

Здесь-то, Паша и взбесился. "Получается вчера, когда нам нужно было продлить чек-аут, это оказалось невозможным, а теперь вы говорите, что мы можем подождать хозяина! Да и вообще как это возможно, чтобы человек подпер своей машиной другую, и ни администрация ни он сам не позаботились о том, вдруг впередистоящему водителю нужно выезжать. А чек-аут между прочим уже прошел! И на что вы надеялись, что мы задержимся? Но как ведь вы сами вчера говорили, что задерживать время выезда недопустимо!"

Все это и даже больше хотел бы сказать Паша, "гусю-администратору", так он его назвал, но, к сожалению, знание языка не позволило так складно передать свои мысли. Поэтому его внушительная громогласная речь вмещала в себя вопрос о том, когда вернется этот "f..ng driver" (англ. "Гребаный водитель") и непрерывный поток русского мата.

Администратор заметно нервничал и пытался сделать все, что в его силах. Но толку от этого было мало. Все его старания перебрать телефонные справочники ничему так и не привели.

Когда расстроенные мы уселись ждать, прошло около 15 минут, и водитель мешающей нам машины в самом веселом расположении духа вошел в фойе. Администратор, облегченно вздыхая, с тревожным лицом попросил его как можно скорее отогнать авто. И под испепеляющий взгляд Паши этот человек прошел на стоянку и стал отъезжать. Все, наконец, путь свободен и можно ехать.

На прощание с Ла Пасом, мы заезжаем на смотровую площадку, которая находиться на высоте и откуда открывается вид на весь город.

Любуемся, делаем памятные снимки и в дорогу.

Жаль уезжать. Это огромная редкость, чтобы город так понравился своей атмосферой. Но время не ждет...

Дальше мы держим путь в Копакабану, город, расположившийся на берегу озера со смешным названием "Титикака".

Мы ехали целый день снова проезжая маленькие города, даже скорее села.

Когда уже стемнело, мы добрались до переправы. И она поразила нас своей "высокотехнологичностью". Даже странно, как этот хлипкий деревянный плот выдержал нашего, не в меру тяжелого Капченого И еще машину скорой помощи.

Как всегда работник, который брал с нас деньги, подтвердил наше убеждение о желании всех боливийцев заработать на воздухе. Паром стоит 10 боливаров. Мы даем 50 боливаров одной бумажкой, и он идет за сдачей, после отдает Паше свернутые деньги, так чтобы не было понятно какие там купюры и сколько их. И стоит в надежде, что Паша не будет пересчитывать деньги, но Паша пересчитал, и оказалось, что в свертке не хватает 10 боливаров, о чем он сразу сообщил хитрому кассиру. И тогда тот с самой наивной улыбкой, которую только мог изобразить протягивает зажатые в руке 10 недостающих боливаров копейками. И так на каждом шагу. Ну да ладно, нас ждет Титикака.

Это озеро расположено на высоте 3600 м над ур. моря. Название произошло от двух слов из языка индейцев кечуа: тити - пума, а кака - скала. так его совсем недавно назвали испанцы, а раньше у народов аймара и кечуа озеро называлось «Мамакота».

Ужинаем в маленьком растаманском ресторанчике, где основную атмосферу создавал укуренный с добрым лицом официант и музыка в стиле регги. И кстати снова было вкусно.

Выходя из ресторана, замечаем тур агентство, которое предлагает экскурсии на катере по озеру к островам Солнца, где жили древние поселения индейцев, которые верили, что Бог Солнца родился именно здесь. Решаем, чтобы не терять завтра время купить самую полную экскурсию, посмотреть все и на следующий день выезжать из страны. Начало экскурсии в 8:00 так что нужно срочно искать ночлег, чтобы выспаться перед насыщенным впечатлениями днем.

Паша вычитал про огромный отель в Копакабанне, с видом на все озеро. А так как мы приехали ночью и не видно было не зги, мы почти на ощупь нашли отель на берегу и в силу усталости с дороги завалились спать, особо не рассматривая какой он. Но утром нас ждал сюрприз. В номере невыносимо холодно, воды горячей нет.

Вид, конечно на озеро, но внизу проходит стройка и видно все эти развалины, ведра с краской и пр.

Короче, так быстро мы еще никогда не собирались. Вылетели из номера еще когда хозяева спали, оставили ключ на клумбе и вперед на корабль!

Девушка в агентстве сказала, что все вокруг продают туры только на один корабль, но у причала пришвартованы десятки кораблей, на которые стоят очереди из туристов.

И кроме того она обещала быть в 8:00 чтобы помочь нам с посадкой, но не пришла и в этот момент снова запахло обманом. Интересно, возможно ли привыкнуть к такому отношению?

Корабль мы нашли сами, заняли места на прочно стоящей лавочке так как некоторые сидения отрывались от земли заставляя усаживающихся со всего размаху на них пассажиров биться головой о стену и балансировать удерживая равновесие.

Народу набилось столько, что некоторым пришлось сидеть на полу, а некоторым почти на руках. Отчаливаем. Этот допотопный катер едет с такой скоростью, наверное, как Вера плывет. Даже древние каноэ с веслами плывут быстрее.

И в этот момент стало ясно почему к острову, к которому на карте не так далеко мы будем плыть три часа потому что вместо мотора гномы толкают катер своими маленькими ножками!

А еще перед нами сели две молодые израильтянки, которые говорили без передышки все три часа. Сложно было понять о чем они говорили, но делали это громко, с чувством так что не уснуть, ни сосредоточиться на проплывающих в окне видах озера Титикаки было невозможно. А после соседи сзади тоже стали обсуждать что-то, перекрикивая шум двигателей. Измученные этой болтовней и такой медленной поездкой мы, наконец, высаживаемся на северном острове Солнца. При выходе стоит мужик, который не разрешает ступить на землю, пока не купишь билет.

Покупаем билет, идем за толпой гулять по острову. Местный гид подозвал к себе всех пассажиров и предложил вести экскурсию за чаевые, то есть платит каждый столько сколько захочет. Нам неохота плестись за гидом и у нас уже есть опыт экскурсии на испанском языке, когда мы почти ничего не поняли.

Но проходя мимо музея, нас окликает этот гид и говорит, что здесь тоже необходимо платить. Пытаемся объяснить, что мы уже заплатили и в музей не хотим, но он настаивает на том, что это обязательно и так как сумма не большая всего 10 боливаров (Около 13 грн.) Мы таки сдаемся и платим.

Проходим чей-то двор, где стоят страшная худая корова и барашек.

Идя по пляжу, видим как пришвартованы лодки.

А неподалеку, жует какие-то объедки маленький симпатичный поросенок. Паша как всегда пытается его словить, но сегодня поросенок оказался шустрее.

Поднимаемся на гору. Идем по узенькой тропинке мимо чьих-то домов и огородов. Здесь живут люди, держат животных, выращивают маис и картошку.

Некоторые копошатся в огороде.

Некоторые что-то тащат. И совершенно не обращают на нас никакого внимания. Прямо у обрыва стоит осел и мирно жует травку совершенно не пугаясь проходящей мимо толпы туристов.

Вокруг растет множество эвкалиптов, которые распространяют пьянящий аромат по всему острову.

Дальше, когда дома и огороды закончились, нам открылся красивый вид на остров и омывающее его озеро.

Повсюду растут огромные юкки. Боливийцы употребляют в пищу корни этого растения. На вкус чем-то напоминает картошку.

И мы, наконец рассмотрели прекрасную природу этого острова.

После начались древние поселения и места жертвоприношения или проведения обрядов.

И пытаясь «примостырить» фотоаппарат так, чтобы сфотографироваться вдвоем к нам подошла девушка говорящая на русском и предложила сделать снимок. Мы конечно за! Такая редкость общее фото.

После перекидываемся парой слов о том кто откуда. И девушка с подружкой убегают вслед за своим гидом. Мы же усаживаемся на разваленную стену с видом на озеро и любуемся тем как солнце, отсвечиваясь, блестит на воде, которая напоминает по цвету олово. Кстати, некоторые источники утверждают, что название Титикак переводится как «оловянное поле» и раньше было морем так как археологи находили на берегах останки морских животных и рыб.

Вдруг замечаем, что гид той группы, где были эти русские девчонки, зажал их в угол и что-то упорно им говорит. Они же перебирая купюры в кошельке, растеряно смотрят на гида и что-то робко объясняют. Ситуация заключалась в том, что гид просил чаевые, а у девчонок не было боливаров, перуанские соли. Вот тебе и добровольная оплата. Понимаем, что нужна помощь и кричим:

-"Может вам поменять деньги?"

-"Ой, да! Пожалуйста! А то он не отстанет!"

Меняем боливары на Перуанские Соли, нам завтра ехать в Перу. Девчонки расплачиваться с гидом, который в ту же секунду довольный разворачивается и уходит. А у нас завязывается интересный разговор о путешествиях, и мы решаем вместе идти назад к катеру.

Итак, москвички Мила и Тоня, путешествуют по южной Америке три недели. Уже были в Перу, сейчас вот у них рейд по Боливии. Они делятся впечатлениями от Мачу-Пикчу, где уже успели побывать. Мы рассказываем об интересных событиях, произошедших с нами. Дальше обсуждаем то, как путешествия меняют мышление, что отдыхать в 5* отелях, значит никогда не узнать страну по-настоящему. В общем, обычный разговор заядлых путешественников. Но общих тем оказалось столько, что мы решили продолжить знакомство вечером в каком-нибудь ресторанчике.

Они садятся на свой катер, мы на свой, и договариваемся встретиться в 17:00 у якоря, самого высокого памятника в Копакабанне - гигантского якоря.

Так наши катера разъезжаются, их маленький шустрый катерок едет заметно быстрее, а мы снова около часа плетемся на соседний южный остров Солнца. При выходе очередной наглый мужик требует оплатить вход. Мы уже согласны не идти на этот остров и подождать на корабле, но как назло захотелось в туалет. Мы и соседки израильтянки объясняем, что пойдем только в туалет и их остров нам и на не на. Но мужик настаивает на своем, и мы замечаем ресторан наверху, откуда должен быть хороший вид, понимаем, что мы еще не завтракали, а уже 14:00. Таки даем ему деньги и выходим на остров, оставляя израильтянок продолжать спор.

Пока мы пытались разобраться где вход к нам подошло 5-ро детей и за копеечку предложили провести нас в ресторан, по всей видимости, в тот, в который им выгодно нас отвести.

То есть получается, мы должны заплатить за то, что малявка лишит нас выбора, где есть. Отказываемся от услуг малышей с хитрыми лицами и самостоятельно идем в тот ресторан, который нам приглянулся с самого начала.

Самая популярная, а точнее одна рыба в этих краях - это форель, которая водится в озере Титикака. Мы заказываем себе по рыбешке и наслаждаемся теплым солнечным деньком. После холодного утра долгожданное солнышко порадовало нас своим теплом.

Обед получился вкусным и приятным.

И поглядывая на крутую лестницу, ведущую к достопримечательностям этого острова, мы делаем вывод, что то, что скрывается за густой зеленью на вершине для нас останется загадкой.

Да и хохлатый воробей развлекал нас, поедая остатки пищи из тарелки, которую официанты - дети поварихи упорно не замечали.

И этот обжора возмущенно поднимал хохолок, когда мимо проходил какой-нибудь турист. Вскоре подошло время отправления, и мы снова поплелись по Титикаке на самом медленном корабле в нашей истории. 3 часа в пути и мы на берегу.

Успеваем поселиться, на этот раз, в правильном отеле с прекрасным видом на озеро. И в это время девчонки, идя к нам на встречу, как раз проходят мимо. Делаем несколько фото на память рядом с Капченым и идем кушать.

Разговор лился рекой, и мы взяли пару бутылочек вина, прикупленного на винодельне в Чили, и пошли договаривать в номер. Так приятно встретить единомышленников, да еще и говорящих по-русски! После 6 месяцев путешествия по миру это такой отдых для мозга говорить то, что думаешь и не думать, как это сказать.

Ближе к полуночи мы прощаемся, обмениваемся контактами, желаем друг другу счастливого пути и идем отдыхать ведь завтра в путь, пересечение границы и переезд в следующую страну Перу.

Утро выдалось прелестным.

Не считая того, что пару часов нам пришлось простоять в очереди за топливом и еще около часа уговаривать работника заправки, чтобы сделал нам скидку и продал дизель не по 9,75, а хотябы по 7 боливаров.

Сначала на все Пашины уговоры от просто качал из стороны в сторону опущенной головой и указывал пальцем на якобы следящие за ним камеры. И когда Паша кинул на стол деньги и сказал: "Ладно, заправь, 10 литров по 9,75!"

В этот момент к нему подошел молодой и, видимо, более смышленный парень, и сначала очень тихо, а потом громче и уверенней стал говорить:

-"Сколько он заправляет?"

-"10л", - отвечал угрюмый старик.

-"А по 7 он может заправить 100л и мы заработаем больше. Уступи ему."

Мужик сначала заметно упираясь, а потом подсчитав прибыль, дождавшись когда на заправке станет меньше людей, согласился на наши условия и продал нам 100л дизеля по цене 7 боливаров.

Хоть мы и получили скидку, осадок от этой очередной попытки развести нас, потому что мы белые туристы еще долго сопровождал нас и остался как огромная клякса на воспоминаниях о Боливии. Но это осталось позадм, а сейчас мы и прощаемся с высокогорной страной.

Если говорить об общем впечатлении, Боливия, не смотря на сложное начало, хмурых хитрых жителей, горную болезнь и еще множество своих недостатков в целом оставила о себе приятное впечатление. Может тем, что чем-то неуловимо похожа на Украину, может низкими ценами, вкусной едой и своей простой жизнью. Здесь большая часть населения много и сильно трудится на земле. Кажется, что они совершенно не понимают, почему к ним едет столько туристов. И возможно совершенно не хотят этого. Ведь все эти совсем непохожие на них люди привозят новости и изменения, которые разрушают привычный уклад жизни этого народа, а он по всем признакам не очень любит перемены.

Размышляя об Украине у нас не раз было ощущение, что нашему народу в отличие от многих других народов все иностранное лучше, чем свое. Если посмотреть: ресторанов с национальной кухней, особенно в нашей восточной части Украины, гораздо меньше, чем, например, с европейской или японской. Отечественному автомобилю мы предпочитаем, пусть более старый, но иностранный. А у кого есть вышиванка? А сколько людей слышали бандуру? Свадьбы мы стараемся играть по европейски, а украинские традиции считаем банальностью. На дни рождения поем американскую песенку и точно знаем когда день святого Валентина, Даже дед Мороз теперь одевается в красный кафтан Санта Клауса. И таких примеров еще масса.

Нет ничего плохого в том, что бы перенимать хорошие традиции других народов, просто очень жаль, что мы забываем о своих. Но какая бы она не была эта наша история она наша, она сделала нас такими, какие мы есть, а ведь у нас есть столько прекрасного, не смотря на все беды, которые мы переживаем.

Если сравнить нашу страну с человеком, то Украину как личность все время пытаются сломить и, похоже, в последнее время это особенно удается. Но ведь тяжелое прошлое человека часто делает его сильнее, мудрее и выносливее. И человек, который не стесняется своего постыдного прошлого, а даже гордится им вызывает, как правило, больше уважения, чем тот, кто стыдится своей истории, потому что, стыдясь себя, нужно подстроится под мир, в надежде что ты сможешь заслужить его расположение. А когда ты гордишься тем, кто ты есть со всеми своими недостатками, миру приходится принимать тебя таким.

Какие бы ни были жители Боливии, но не мы и никто другой не можем их изменить. Да можно возмущаться и удивляться, но приходится принимать все их особенности. Потому что они имеют право быть такими, какие есть, впрочем, как любой другой народ. И в этом есть очень крепкий стержень.